Уильям Савайя и его квартира в миланском Ка-бруто

«Квартирный вопрос» отправился в самый безобразный дом Милана. Ка-бруто – дом-урод. Так его прозвали местные жители сразу после постройки, в начале прошлого века.

    •  

       

       

      Прозвали дом за то, что слишком современный и массивный, что каждый этаж украшен по-своему – никаких тебе симметричных изящных колонн и фресок. Хотя с точки зрения комфорта это был прорыв – при доме имелся гараж, плюс горячая вода, центральное отопление и ореховые панели на стенах подъездов. 

       

       

      Нам посчастливилось попасть в гости в квартиру, которую когда-то занимал создатель этого дома – Джованни Муцио. Здесь «Квартирный вопрос» встретил другой известный архитектор и дизайнер – Уильям Савайя.

       

       

      Для итальянского архитектора жить в доме, построенном Джованни Муццио – счастье.  Это был новатор! Первый архитектор, который начал строить в Италии дома полностью из железобетона.  В этой квартире все – ценность. Например, потолок спроектировал  архитектор Пьер Луиджи Нерви, который построил вокзал Термини  в Риме. Он увлекался модерном, но потолок получился в английском стиле Адам – облегченная и переосмысленная, но все-таки классика.

       

       

      Еще одно новшество, удивлявшее современников Муцио – высокие окна. До этого в Милане их делали ниже и уже. Чтобы спасаться от сильной жары летом, а зимой от холода. 

       

       

      В парадной, представительской части квартиры, сеньор Савайя и его партнер по бизнесу встречаются с заказчиками. Поэтому практически все предметы мебели тут – их дизайна.  

       

       

      Уильям Савайя: «Эти стулья я сделал в начале 2000−х годов. Первые в мире стулья из переработанного пластика! Раньше переработку использовали для  мусорных корзин, контейнеров, но не для предметов интерьера.  Два года работали над составом, чтобы получился очень надежный, устойчивый стул».

       

       

      Сразу видно, что хозяин дома – знаток и ценитель искусства. От Романа Тыртова, художника эпохи ар-деко, до мастера поп-арта  Альдо Мондино, который использовал для своих работ самые невообразимые материалы.

       

       

      Этот светильник – словно мини-смерч, вырывается из классической лепнины.  Настоящий раритет – одна из первых люстр со светодиодами. Ее для компании сеньора Савоя спроектировала знаменитая Заха Хадид.  И этот диван тоже придумала она. 

       

       

      Уильям Савайя: «Дети первыми поняли, как его использовать – моментально начали лазать по нему, катались. На выставке в Париже  пришлось брать охранника, потому что из-за кучи детей сам предмет было не видно. Потом и до взрослых дошло, что это отличный диван для общения.

       

       

      Дружба Уильяма Савайи с Захой Хадид началась в 98 году. Никто не рисковал делать предметы по ее эскизам – многие не понимали, как их реализовывать и как они будут продаваться.

       

      Уильям Савайя: «Она была гением. У нее был не мозг, а бриллиант. Мы сделали с ней сет для кофе и чая. Сейчас он выставлен в 40 музеях мира. И с того времени началась наша любовь профессиональная. Мы дружили до самого конца».

       

       

      Над гарнитуром в залитой солнцем гостиной хозяин дом серьезно поработал. Венецианские стулья покрасили и обили. Для торцов стола придумали неоновый зеленый рисунок в стиле Людовика XVI. Свет падает на стол, отражается и ложится на лица сидящих. Получается  натуральный лифтинг, поскольку в этом случае кожа выглядит очень свежо.

       

      Уильям Савайя: «Это особенно нравится дамам, они сразу расслабляются, много и радостно говорят, и единственная проблема – долго не хотят уходить. Поэтому когда я буду менять стол, выберу черную столешницу».  

       

       

      Для библиотеки хозяину дома удалось раздобыть люстру великого Джо Понти. На ней 12 знаков Зодиака. Компанию ей составляют кресла приблизительно 1880 года, которые Уильям нашел на яхте.

       

       

      Уильям Савайя: «Еще здесь есть пуфик из латуни – бейрутские мастера делают такие. Напоминает мне о доме, ведь сам я из Ливана». 

       

       

      Проходя по коридору мимо комнаты для просмотра телевизора – а в квартире есть и такая, мы оказываемся в спальне. Здесь все-то же фирменное смешение стилей. Панели буазери остались на стенах со времени постройки, люстру в старинном стиле сделали современные мастера с острова Мурано. А кровать в центре разработал хозяин дома.

       

       

      Уильям Савайя: «У этой кровати есть симпатичная особенность. Влюбленные могут сюда вешать портрет любимого человека. А можно  повесить икону или просто что-то очень личное. Мы когда заказчикам предлагаем эти кровати, там изображение неба с облачками, расписанными вручную».

       

      В спальне, конечно, не обойтись без мест хранения. Фасады шкафов сделаны под цвет стен. Они практически незаметные, но при этом действительно, вместительные.  

       

       

      А вот в ванной практически все сохранилось в первозданном виде. Мрамор на стенах, мозаика на полу. Некоторые небольшие фрагменты были утрачены, но в Италии есть отличные мастера, которые смогли мозаику отреставрировать. Собственно, хозяин поменял только сантехнику и добавил умывальников – их также спроектировали на фабрике Уильяма.

       

       

      Уильям Савайя: «И очень здорово, что здесь двойные стекла. Это создает звукоизоляцию – не слышно шум с улицы. Стекло тоже оригинальное –  наружное прозрачное, а внутреннее – матовое. Тебя с улицы не видно, но при этом свет спокойно проникает.  

       

       

      Мы возвращаемся в коридор, предусмотрительно снабженный окнами – они выходят в световой колодец. Кстати, мы же еще подробно не осмотрели прихожую! А она впечатляет. Сеньор Савайя приложил титанические усилия, чтобы сохранить и восстановить отделку и здесь, да и во всей квартире в целом, такой, какой она была при жизни Джованни Муццио.

       

       

      Уильям Савайя: «Как видите, пол весь, полностью из мозаики. Она пострадала от времени, мы искали подходящие элементы, реставрировали.  Но в целом сохранность отличная – и деревянные потолочные панели, и двери – все оригинальное, осталось со времени постройки дома».

       

       

      Особое настроение этому пространству задает коллекция картин художников-ориенталистов и яркий арт-объект в форме египетского обелиска.

       

      Уильям Савайя: «Около 25 лет назад меня и еще 50 других архитекторов попросили изобразить, как каждый из нас видит язык архитектора. И тогда я украсил грани обелиска вместо иероглифов самыми выдающимися предметами мебели начала 30 годов. Тут  и кресло Геррита Ритвельда, и Корбюзье, и Мис ван Дер Рое. По сути – начало мирового дизайна. Этот предмет был выбран лучшим, и посетил много стран, после чего вернулся домой».

       

       

      И, конечно, как можно пропустить в итальянском доме кухню! Это единственное место в квартире, где поменяли все радикально. Она очень практичная  — много мест хранения и самой новой бытовой техники.   

       

      Уильям Савайя: «Когда к нам приходят партнеры, мы приглашаем их в  гостиную, в столовую. А кухня – это очень личное. Это для семьи, для близких. И самые важные люди в твоей жизни те, кто запросто могут зайти на кухню и сказать: дай воды, дай кусок хлеба!» 

       

       

      Этот дом давно перешел из разряда раздражающих уродцев в категорию признанного дорого жилья. Квартиры в нем занимают  дипломаты, бизнесмены, артисты, сумевшие оценить новаторство архитектора.  Вот бы удивились люди, которые сто лет назад дали дому обидное прозвище «Ка-бруто».

       

Наверх
  • Рейтинг: 10.00
  • Голосов: 7
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад